Суперджет ускоряет такт

суперджет 100

Руки Олега Разинькова расписаны художественным тату,  а на лице — щеголеватая бородка. Похож на клубного диджея, хотя в действительности он – простой рабочий парень, слесарь-сборщик третьего разряда. Олег собирает самолеты Sukhoi Superjet 100. Уверяет, что их на его счету набралось штук 40. Впрочем, когда я пишу эти строки – уже, наверное, больше. Еженедельно через руки Разинькова проходит по одному новенькому Суперджету.

Олег Разиньков
Слесарь-сборщик Олег Разиньков. Фото Сергея Акулича

Неделя – время, которое дается для выполнения определенного пакета операций на каждом из участков авиационного конвейера. Профессионалы называют этот срок «производственным тактом».

А начинали здесь с 40-50-дневного такта, постепенно ускоряясь, рассказывает краткую историю предприятия директор Комсомольского-на-Амуре филиала ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» Дмитрий Блощинский. В 2013 году производственный такт составлял 15 дней. И вот теперь удалось сжать время до недели. Соответственно, выросла отдача: с 24 машин до ожидаемых в 2014 году 36-38.

— В перспективе мы рассчитываем выпускать до 60 самолетов ежегодно, — говорит Блощинский. – Но это будет зависеть от спроса на нашу продукцию.

Спрос на SSJ 100 в мире имеется, хотя и не такой массовый, как хотелось бы производителям. Слишком высока конкуренция в небе. Однако Суперджеты постепенно завоевывают  место под солнцем. Сегодня они активно эксплуатируются не только на российских маршрутах, но и за рубежом: в Мексике, Индонезии, Лаосе…  А в обозримом будущем, как прогнозируют в компании «ГСС», могут занять до четверти мирового рынка среднемагистральных авиалайнеров. По мнению Дмитрия Блощинского, российский самолет обладает для этого всем необходимым:

— Он очень летучий, очень легкий в управлении. Ни разу не слышал от пилотов про «мокрую спину». Здесь комфортно. Все сделано на пике достижений мировой авиастроительной индустрии. Да, этим проектом можно гордиться!

Дмитрий Блощинский, ГСС
Директор Комсомольского филиала ГСС Дмитрий Блощинский. Фото Сергея Акулича

Мы сидим в кабине авиалайнера, только-только сошедшего с заводского конвейера.  Первое, что бросается в глаза, — отсутствие традиционного штурвала. Вместо него – небольшая ручка управления, напоминающая компьютерный джойстик. Приборная панель ярко расцвечена окнами дисплеев… Самолет 21-го века.

Наладить серийный выпуск такой машины было непросто даже для комсомольчан, имеющих богатый опыт производства крылатой техники, правда, в основном военного назначения. Эту задачу удалось решить благодаря плотному сотрудничеству с предприятиями Объединенной авиастроительной корпорации и зарубежными партнерами. Помогали также власти Хабаровского края и лично губернатор Вячеслав Шпорт, сам в прошлом опытнейший инженер-авиастроитель.

Первый Sukhoi Superjet 100 поднялся в небо весной 2008-го, а к сегодняшнему дню их изготовлено уже порядка 80, включая опытные образцы.

Размах и масштабы производства лучше всего ощущаешь в цехе окончательной сборки. Под него отдан один из громадных корпусов Комсомольского авиазавода имени Юрия Гагарина.

Sukhoi Superjet 100 , сборочный цех
Цех окончательной сборки Суперджетов. Фото Сергея Акулича

Работа здесь развернута на шести «бортах» одновременно. Шесть самолетов, словно эстафетные палочки, перемещаются с одной специализированной платформы на другую. Сначала к «сигаре» фюзеляжа пристыковывают  стабилизатор и киль, затем – крылья, шасси, обтекатели, прочие элементы воздушного судна.

суперджет, сборка
Стыковка крыла с фюзеляжем. Фото Сергея Акулича

Следующий «такт» – наполнение нутра машины гидравлической начинкой. Потом за дело берутся специалисты по радиоэлектронике.  На шестой платформе идет навеска двигателей и отработка всех систем под током. После чего самолет отправляется в технический ангар, где происходит его всесторонняя проверка и сдача.

бригада, сборка
Бригада за работой. Фото Сергея Акулича

Однако, это еще не все. Впереди у лайнера летные испытания, покраска, полное обустройство пассажирского салона.  Но этим займутся уже другие подразделения ЗАО «ГСС».

самолет SSJ 100
Новый самолет к полету готов. Фото Сергея Акулича

Обращаю внимание на яркие линии, которыми расписано поле сборочного цеха. Оказывается, таким «тату»  здесь обозначаются оптимальные маршруты движения. Прямо на бетон наклеены бумажные плакаты, указывающие места для «стоянки» конкретного оборудования. Визуализация – один из элементов технологии бережливого производства.

При мне в цехе шла подготовка к следующему семидневному такту, который начнется в понедельник. На досках крепили магнитами цветные листки с заданиями для каждого производственного участка. А в складах шло комплектование персональных тележек со всем необходимым для работы.

доска управления, задание
На доске управления вывешивается сменное задание. Фото Сергея Акулича

— Вот эти подготовительные  операции очень важны, — объясняет Дмитрий Блощинский. – Каждый знает свой путь. И поэтому  мы быстро и качественно собираем самолеты…

Сегодня  на заводе «ГСС» в Комсомольске занято 1300 человек. В основном это молодые люди, которым явно нравится создавать воздушные корабли своими руками. Тем более, что и зарплата на предприятии высокая, и условия труда комфортные, и карьерные возможности широкие. Чего еще желать?

Впрочем, одним желанием со мной поделились.

Слесарь-сборщик Олег Разиньков: «Хочу полетать на Суперджете!».

Наверняка, сбудется.

© Сергей АКУЛИЧ.
Фото автора.
Москва – Комсомольск-на-Амуре.

15.12.2014 г.

Сергей Акулич, Сухой Суперджет 100

А здесь — мой фоторепортаж о передаче первого Суперджета армянской авиакомпании в 2011 году.

Поделись с друзьями!
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук