Диверсанты могут отдыхать…

— А что, дали б за  т а к о е  медаль вражьим диверсантам? — спросил я знакомого пэвэошника.
— Да они б у себя национальными героями стали! — усмехнулся военный.
Вот уж точно: вывести из строя зенитно-ракетный комплекс С-300 — это надо суметь!

И не где-то, а в одной из самых боеспособных частей ДВО, которая по итогам 2000 года отстрелялась с лучшим по стране результатом — 4,89 балла.

Если бы тот ЗРК участвовал в стрельбах, результат мог быть абсолютно
иным — нулевым. К счастью, комплекс пока числится в резерве Лианского
полка ПВО, что дислоцирован под Комсомольском. Запасной. Но «в случае
чего» его ракеты тоже должны взлететь и попасть точно в цель.

Для гражданских стоит пояснить, что в состав знаменитой «трехсотки»
входят несколько пусковых ракетных установок и прочие технические
средства. Особое место здесь принадлежит мобильным складам запчастей
и принадлежностей — т.н. ЗИПам. Они всегда под рукой. С их помощью
при отказе оборудования моментально производится замена «больного»
органа на «здоровый». В противном случае боеготовность системы может
быть подорвана. А это ЧП.

Наверняка знали об этом Тоболин, Апостолов и Порвин — три бойца,
заступивших 22 сентября 2000 года в суточный наряд по патрулированию
«технологической зоны» полка, где припарковался и зенитно-ракетный
комплекс. Дозор был призван обеспечить сохранность военного имущества.

Занятие прозаичное для армейских «дедов», прослуживших на точке больше
года. Впрочем, предстоящая ночь обещала яркие впечатления. Еще с вечера
бдительные стражи заприметили, что на двери одного из ЗИПов замок висит
только для виду, а путь в военные закрома преграждает барьер из тонкой
проволочки с пломбой.

Начальнику патруля майору Железняку караульные о своем открытии не
доложили, решив с пользой для себя воспользоваться ситуацией. Их
мучило любопытство. Во всяком случае, именно этим чувством, а не
воровским замыслом, они будут оправдывать на суде факт тайного
проникновения в кладовую зенитно-ракетного комплекса. Это-де потом,
когда глаза разглядели обилие электронных плат — ячеек, бойцов «бес
попутал»… Вспомнились недавние наставления сослуживца Кузьмина о
том, какие микросхемы и по какой цене можно продать на сторону.
Вспомнилось, что другой их сослуживец — Петров, подозреваемый в
хищениях запчастей, кажется, сухим из воды вышел. Авось, и у нас
обойдется! А тут еще, ну, совершенно случайно, у караульных был
свой пломбиратор, припрятанный до поры… в заднике пушки. С его
помощью они рассчитывали замаскировать следы ночного взлома.

У них все получилось! Сначала в кунг с запчастями влез Жека Тоболин.
Среди приятелей он слыл самым авторитетным. Потом пошли на дело Леха
Порвин с Женькой Апостоловым. Всего за две ходки они уворовали семь
десятков электронных плат, предназначенных для комплектации систем
боевого управления С-300. Хотя, по мнению спецов, достаточно было
б и одной, дабы ракетный залп не состоялся. По большому секрету мне
рассказали, что при работе сложнейшей аппаратуры ЗРК ячейки, бывает,
«летят» и им требуется срочная замена. А когда на складе пусто? Даже
при отсутствии одной платы в основном ЗИПе, ракетный комплекс считается
небоеспособным и потому никто не выпустит его на позицию.

Патруль потрошил ячейки до утра, выковыривая из них нужные для продажи
микросхемы. Набралось аж 2 тысячи 193! Говорят, за штуку коммерсанты
дают по 20-30 копеек. Будет на что купить сгущенки бравому солдату!

К рассвету дело было сделано. Утопив ненужные платы в водонасосной
башне, бойцы отправились на завтрак в столовую, где взвесили ночную
добычу: потянуло на 770 граммов. Зная содержание драгметалла в
микросхемах, можно вычислить его общий объем. Как видно, боялись
продешевить…

Они уже возвращались в казарму, когда прямо на улице их остановил
командир части. Внимание полковника Попова привлек бушлат рядового
Апостолова, который подозрительно топорщился.

В другое время Сергей Владимирович, возможно, и не придал бы этому
серьезного значения: мало ли что у солдата в карманах? — если бы в
полку вдруг не стали случаться кражи. Поначалу командир предполагал,
что это дело рук «внешнего врага». С целью предотвратить проникновение
чужаков на территорию части, заделывали дырки в заборах, натягивали
погуще «колючку», опять же патрульным строгие установки давали… Кто
бы мог подумать, что это они и тащут? Но еще 9 мая прошлого года у
рядового Петрова изъяли дубликат ключа от кунга с запчастями. Нашел,
говорит… После этого комполка вместе с замом по воспитательной работе
четыре ночи пролежали под кустами, лично карауля злоумышленников. Увы!

И вот 23 сентября Попову попадаются на глаза эти три бойца, устало
бредущие с караула. Можно сказать, случайно попадаются. Командир
полка как раз отбывал на полигон в Читинскую область, где ракетчики
проводят боевые стрельбы. «Я как почувствовал что-то, — вспоминает
Попов, — остановил солдат. У одного за подкладкой бушлата оказался
сверток с микросхемами.»

Через два часа Сергей Владимирович уже летел с боевым расчетом ЗРК
С-300 на учения. Кстати, там его подчиненные и показали лучшие по
России показатели стрельбы.

С-300. Фото: Сергей Шипицын

А в Лиане тем временем давали показания их товарищи, уличенные в
краже «зенитно-ракетных» принадлежностей. Все трое сознались сразу.

По словам офицеров, и Тоболин, и Апостолов, и Порвин — «нормальные
солдаты», которые до ЧП были «вне подозрений». Наоборот, троица
пользовалась авторитетом. Возможно, этим объясняется, что почти все
время, пока военная прокуратура вела следствие и вплоть до вынесения
приговора 11 марта 2001 года, бойцы продолжали нести службу, а не
сидели под замком. Фотография хабаровчанина Тоболина в полный рост
была даже помещена на первой странице одной из газет Комсомольска
по случаю праздника 23 февраля.

Гарнизонный военный суд под председательством майора юстиции В.Сивова
учтет, конечно, положительные характеристики с места службы на Порвина
и Апостолова (почему-то на Тоболина прислали отрицательный отзыв).
Будет принято во внимание также то, что все трое никогда к суду не
привлекались, что все трое выросли в неполных семьях, что они уже
добровольно возместили нанесенный родной части материальный ущерб:
4240 руб. 36 коп. Вероятно, произведут впечатление на суд и рассказы
бойцов о мордобое, который якобы устраивал в воспитательных целях
майор Железняк, тот самый, который в памятную ночь на 23 сентября
был начальником патруля… Уж не ему ли хотели насолить ребятки,
«бомбя» склад ЗИП?

Зато некоторые выводы предварительного следствия военный суд сочтет
не вполне обоснованными. К примеру, не согласится с квалификацией
преступления: что это кража, совершенная группой лиц по предварительному
сговору, да еще неоднократно (ст.158, ч.2, пп. «а» и «б» УК РФ). В
приговоре найдет отражение только сам факт незаконного проникновения в
«иное хранилище» (пункт «в»).

Точно также со всей троицы будет снято обвинение в умышленном
уничтожении или повреждении военного имущества, повлекшем тяжкие
последствия (ст.346, ч.2 УК). По решению гарнизонного суда, масштабное
расхищение электронных плат-ячеек из кунга запчастей и принадлежностей
зенитно-ракетного комплекса С-300 не могло подорвать его боеготовность.
Вот если бы патруль выкрал блоки непосредственно из кабины управления
ЗРК — тогда другое дело!

С последним утверждением ракетчики категорически не согласны. Они
считают, что «трехсотка» была полностью выведена из строя. Правда,
на относительное короткое время, пока не были привезены из других
частей округа нужные платы. Старые-то, над которыми «потрудились»
Тоболин сотоварищи, восстановлению, увы, не подлежат. А новых наша
оборонная промышленность не производит вовсе. Страшный дефицит!
Между прочим, мать одного из воров, работавшая когда-то на базе
ремонта и хранения вооружений зенитно-ракетных войск в Хабаровске,
якобы предложила командованию полка свою помощь в «доставании»
секретных элементов, однако после отказалась от затеи, узнав, о
каких объемах идет речь.

— Рублем не измеришь ущерб, нанесенный боевой мощи, — говорит
полковник Попов. — Отсутствие копеечной микросхемы способно
парализовать работу всего комплекса. Тоболин, Порвин и Апостолов
это, разумеется, знали — и все равно пошли на воровство. Мы бы
могли замять инцидент, как нередко делается, чтобы спасти честь
воинской части. Мы тоже дорожим честью своего полка! Но именно
поэтому не стали молчать… Кроме того, я убежден, что наши
потенциальные противники ведут целенаправленную работу по
разрушению систем противовоздушной обороны. Как это делается?
Очень просто. Они скупают элементную базу, те же микросхемы
определенной серии, которые не используются в гражданской
технике. Скупают, чтобы выбросить, потому как для повторного
применения они уже не годны, а содержание драгоценных металлов
в них мизерное. Главное — нанести урон военной технике, причем
руками самих военнослужащих, которые эту технику обслуживают.
Просто и безопасно. Не надо никаких диверсантов к нам засылать!
Обратите внимание, что активная скупка ведется вдоль пограничной
полосы, где как раз и дислоцируются войска ПВО и ВВС. В центре
России такого нет.

В пользу версии полковника Попова свидетельствует хотя бы тот факт,
что к расследованию «дела Тоболина и других» подключалась военная
контрразведка. Однако не известно, вышла ли спецслужба на след
таинственных скупщиков микросхем. По слухам, некая группировка все
еще продолжает свой подрывной бизнес на обширной территории от Ургала
до Николаевска. А раз так, угроза для частей ПВО и ВВС не миновала.

Впрочем, Лианский зенитно-ракетный полк к атакам «термитов» готов.
Площадка для военной техники теперь оборудована сразу шестью камерами
наблюдения. Свою боевую вахту несут два здоровенных ротвейлера. Само
собой, круглосуточно дежурят патрули. Если у кого и возникало желание
залазить, куда не следует, и брать, что запрещено, то теперь оно,
сдается, надолго отбито. Ведь иллюзия безнаказанности рухнула.

По решению гарнизонного суда рядовой Тоболин Евгений Игоревич
приговорен к двум годам шести месяцам лишения свободы. Ефрейтор
Порвин Алексей Викторович и рядовой Апостолов Евгений Анатольевич
проведут два следующих года в дисциплинарной части. Забавно, что
после отбытия наказания, оба вернутся дослуживать в родной полк.

Впрочем, все трое могут еще оспорить вынесенный приговор. Как не
исключено, что командование полка и военная прокуратура будут
настаивать на привлечении их к ответственности и по отклоненной
судом 346-й статье — за умышленное уничтожение военного имущества.
А там санкция до пяти лет тюрьмы…

И последнее. Аккурат 11 марта, когда завершился суд над тремя
вороватыми бойцами, в соседнем зале был начат процесс по «делу
Петрова», их сослуживца, который тоже обвиняется в хищениях. Все?

© Сергей АКУЛИЧ.
Комсомольск-на-Амуре.
Фото: Сергей Шипицын.

«Тихоокеанская звезда», март 2001 г.

Поделись с друзьями!
Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук